Телефон: +7 (495) 744-37-34
ИНН 4345448489 / ОГРН 1164350067815

СПОРЫ, СВЯЗАННЫЕ С РАСЧЕТАМИ ПО ОПЛАТЕ КОММУНАЛЬНЫХ УСЛУГ НЕНАДЛЕЖАЩЕГО КАЧЕСТВА

плохая вода

СПОРЫ, СВЯЗАННЫЕ С РАСЧЕТАМИ ПО ОПЛАТЕ КОММУНАЛЬНЫХ УСЛУГ
НЕНАДЛЕЖАЩЕГО КАЧЕСТВА

Т.И. БРЫНОВА

Брынова Т.И., помощник судьи Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа.

Практическую значимость рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с отношениями по предоставлению коммунальных услуг, трудно переоценить. Настоящая статья посвящена ряду проблемных вопросов, касающихся оплаты коммунального ресурса ненадлежащего качества.
Практика рассмотрения данной категории дел за 2011 – 2013 годы показала, что в большинстве случаев причиной возникновения судебного спора явилось несоблюдение абонентами предусмотренного законом порядка доказывания фактов нарушения ресурсоснабжающими организациями требований к качеству поставляемых ими коммунальных ресурсов, вследствие чего суды признавали правомерным взыскание платы за них.
В то же время в некоторых делах самими ресурсоснабжающими организациями заявлены необоснованные требования о нарушении их прав.
В числе споров, связанных с применением законодательства, регулирующего отношения в сфере оказания коммунальных услуг, большую часть составляют иски о взыскании задолженности за оказанные коммунальные услуги (ресурсы) и процентов за пользование чужими денежными средствами. Кроме того, суды рассматривали споры о расторжении договора, о взыскании убытков, причиненных оказанием коммунальных услуг ненадлежащего качества, о взыскании неосновательного обогащения, об обязании поставлять коммунальный ресурс надлежащего качества.
В указанный период порядок предоставления и оплаты коммунальных услуг регулировался нормами раздела VII (статьи 153 – 160) Жилищного кодекса Российской Федерации (далее – ЖК РФ) и иных федеральных законов, содержащих специальные правила о предоставлении коммунальных услуг, Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ), а также принятыми в развитие положений ЖК РФ:
– Правилами предоставления коммунальных услуг собственникам и пользователям помещений в многоквартирных домах и жилых домов, утвержденными Постановлением Правительства Российской Федерации от 06.05.2011 N 354 (далее – Правила N 354) и вступившими в силу с 1 сентября 2012 года. С указанной даты признано утратившим силу Постановление Правительства Российской Федерации от 23.05.2006 N 307 “О порядке предоставления коммунальных услуг гражданам” (далее – Правила N 307), за исключением пунктов 15 – 28 в части, касающейся порядка расчета размера платы за коммунальную услугу по отоплению, и пунктов 1 – 4 приложения N 2 в части, касающейся порядка расчета размера платы за коммунальную услугу по отоплению, которые утрачивают силу с 1 января 2015 года;
– Правилами, обязательными при заключении управляющей организацией или товариществом собственников жилья либо жилищным кооперативом или иным специализированным потребительским кооперативом договоров с ресурсоснабжающими организациями, утвержденными Постановлением Правительства Российской Федерации от 14.02.2012 N 124 (далее – Правила N 124);
– Правилами содержания общего имущества в многоквартирном доме, утвержденными Постановлением Правительства Российской Федерации от 13.08.2006 N 491 “Об утверждении Правил содержания общего имущества в многоквартирном доме и Правил изменения размера платы за содержание и ремонт жилого помещения в случае оказания услуг и выполнения работ по управлению, содержанию и ремонту общего имущества в многоквартирном доме ненадлежащего качества и (или) с перерывами, превышающими установленную продолжительность” (далее – Правила N 491).
Согласно статье 548 ГК РФ правила, предусмотренные статьями 539 – 547 ГК РФ, применяются к отношениям, связанным со снабжением тепловой энергией через присоединенную сеть, если иное не установлено законом или иными правовыми актами. К отношениям, связанным со снабжением через присоединенную сеть газом, нефтью и нефтепродуктами, водой и другими товарами, правила о договоре энергоснабжения (статьи 539 – 547) применяются, если иное не установлено законом, иными правовыми актами или не вытекает из существа обязательства.
Таким образом, данная норма устанавливает приоритет специальных законов и иных нормативных правовых актов перед ГК РФ при регулировании отношений по снабжению перечисленными в этой статье товарами.
При отсутствии в ЖК РФ и Правилах N 354 и 307 специальных правил прежде применяются нормы ГК РФ об энергоснабжении (параграф 6 главы 30 ГК РФ), а затем – общие положения о купле-продаже (параграф 1 главы 30 ГК РФ).
Указанные нормативные правовые акты упорядочивают отношения в сфере оказания коммунальных услуг, устанавливают взаимные права и обязанности потребителей коммунальных услуг, организаций, оказывающих коммунальные услуги, и организаций, продающих коммунальные ресурсы.
Согласно абзацу девятому пункта 2 Правил N 354 коммунальные услуги – это осуществление деятельности исполнителя по подаче потребителям любого коммунального ресурса в отдельности или двух и более из них в любом сочетании с целью обеспечения благоприятных и безопасных условий использования жилых, нежилых помещений, общего имущества в многоквартирном доме, а также земельных участков и расположенных на них жилых домов (домовладений).
К коммунальным ресурсам данные Правила относят холодную воду, горячую воду, электрическую энергию, природный газ, тепловую энергию, бытовой газ в баллонах, твердое топливо при наличии печного отопления, используемые для предоставления коммунальных услуг. К коммунальным ресурсам приравниваются также сточные бытовые воды, отводимые по централизованным сетям инженерно-технического обеспечения.
Предоставление коммунальных услуг потребителю осуществляется на основании возмездного договора, который может быть заключен с исполнителем в письменной форме. Исполнителем по такому договору может быть управляющая организация, товарищество собственников жилья или жилищный кооператив, ресурсоснабжающая организация.
Определение понятия “коммунальные услуги надлежащего качества” было дано в пункте 3 Правил N 307, согласно которому это услуги, отвечающие требованиям названных Правил, санитарным и техническим требованиям к режиму, объему и качеству предоставления коммунальных услуг, иным требованиям законодательства Российской Федерации, а также договора, заключаемого исполнителем в соответствии с законодательством Российской Федерации и содержащего условия предоставления коммунальных услуг.
В соответствии со статьей 542 ГК РФ в случае нарушения энергоснабжающей организацией требований, предъявляемых к качеству энергии, абонент вправе отказаться от оплаты такой энергии. При этом энергоснабжающая организация вправе требовать возмещения абонентом стоимости того, что абонент неосновательно сберег вследствие использования этой энергии (пункт 2 статьи 1105 ГК РФ).
В развитие положений статьи 542 ГК РФ приложением N 1 к Правилам N 307 были предусмотрены порядок и основания уменьшения платы за некачественные коммунальные услуги.
В случае фактического использования абонентом энергии ненадлежащего качества и отсутствия с его стороны оплаты энергоснабжающая организация вправе потребовать возмещения абонентом стоимости неосновательного обогащения, исчисленного с учетом условий изменения размера платы за коммунальную услугу согласно названному приложению.
В соответствии с пунктом 71 Правил N 307 основанием для перерасчета размера платы за коммунальные услуги, а также для уплаты исполнителем неустойки за нарушение своих обязательств являлся акт о непредоставлении коммунальных услуг или предоставлении коммунальных услуг ненадлежащего качества.
Согласно пунктам 64 – 69 Правил N 307 в случае непредоставления коммунальных услуг или предоставления коммунальных услуг ненадлежащего качества потребитель уведомлял об этом аварийно-диспетчерскую службу исполнителя или иную службу, указанную исполнителем (далее – аварийно-диспетчерская служба). Сообщение о непредоставлении коммунальных услуг или предоставлении коммунальных услуг ненадлежащего качества могло быть сделано потребителем в письменной форме или устно (в том числе по телефону) и подлежало обязательной регистрации в аварийно-диспетчерской службе.
В случае если сотруднику аварийно-диспетчерской службы были известны причины непредоставления коммунальных услуг или предоставления коммунальных услуг ненадлежащего качества, он был обязан немедленно сообщить об этом потребителю и сделать соответствующую отметку в журнале регистрации заявок. Эта отметка являлась основанием для признания исполнителем факта непредоставления коммунальных услуг или предоставления коммунальных услуг ненадлежащего качества.
В случае если сотруднику аварийно-диспетчерской службы не были известны причины непредоставления коммунальных услуг или предоставления коммунальных услуг ненадлежащего качества, он обязан был согласовать с потребителем точное время и дату установления факта непредоставления коммунальных услуг или проверки качества предоставления коммунальных услуг.
По результатам проверки составлялся акт о непредоставлении коммунальных услуг или предоставлении коммунальных услуг ненадлежащего качества, который подписывался потребителем (или его представителем) и исполнителем (или его представителем). Если потребитель (или его представитель) и исполнитель (или его представитель) не пришли к единому решению относительно качества предоставления коммунальных услуг, то ими определялись новое время и дата оценки качества предоставления коммунальных услуг, на которую приглашался представитель государственной жилищной инспекции и представитель общественного объединения потребителей. По результатам повторной оценки качества предоставления коммунальных услуг составлялся акт о непредоставлении коммунальных услуг или предоставлении коммунальных услуг ненадлежащего качества, который подписывался потребителем (или его представителем) и исполнителем (или его представителем). Наряду с указанными лицами акт мог быть подписан представителем государственной жилищной инспекции и представителем общественного объединения потребителей. В акте о непредоставлении коммунальных услуг или предоставлении коммунальных услуг ненадлежащего качества указывались нарушения параметров качества, время и дата начала непредоставления коммунальных услуг или предоставления коммунальных услуг ненадлежащего качества.
Правилами N 354 также определен порядок установления факта предоставления коммунальных услуг ненадлежащего качества и (или) с перерывами, превышающими установленную продолжительность (раздел X Правил).

Акт о непредоставлении коммунальных услуг или предоставлении коммунальных услуг ненадлежащего качества, оформленный в соответствии с требованиями пунктов 64 – 69 Правил N 307, является значимым документом, на основании которого перерассчитывается размер платы за поставленный коммунальный ресурс, и наличие в нем предусмотренных указанными пунктами сведений играет важную роль в судебных спорах.
Напротив, акт о непредоставлении коммунальных услуг или предоставлении коммунальных услуг ненадлежащего качества, составленный с нарушением порядка, определенного законодательством, не принимается судами в качестве надлежащего доказательства и является основанием для отказа в удовлетворении соответствующего иска.
При этом следует отметить, что ограничения по допустимости доказательств, подтверждающих качество поставленного коммунального ресурса, законом не установлены.
В практике Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа (далее – ФАС СЗО) имеются споры, связанные с взысканием ресурсоснабжающими организациями задолженности за поставленный коммунальный ресурс, и суды взыскивали эту задолженность, поскольку довод абонентов о поставке коммунального ресурса ненадлежащего качества и праве на отказ от его оплаты в нарушение статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее – АПК РФ) никакими документами, свидетельствующими, что качество подаваемой энергии не соответствовало требованиям, установленным государственными стандартами и иными обязательными правилами, не подтверждался.

Так, решением суда, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, удовлетворен иск теплоснабжающей организации к муниципальному образованию о взыскании задолженности по оплате тепловой энергии (отопления), поставленной в здание общежития.
Суды установили, что в отсутствие между сторонами заключенного договора теплоснабжающая организация в период с октября 2009 года по май 2010 года поставляла муниципальному образованию тепловую энергию, а последнее ее не оплатило. Рассчитав объем потребленной тепловой энергии по Методике определения количеств тепловой энергии и теплоносителя в водяных системах коммунального теплоснабжения, утвержденной Приказом Госстроя Российской Федерации от 06.05.2000 N 105 (далее – Методика N 105), организация обратилась с иском в суд.
Суд указал, что требования к качеству тепловой энергии установлены в Правилах технической эксплуатации тепловых энергоустановок (утверждены Приказом Минэнерго России от 24.03.2003 N 115), в соответствии с которыми при эксплуатации систем тепловых сетей должна быть обеспечена надежность теплоснабжения потребителей, подача теплоносителя (воды и пара) с расходом и параметрами в соответствии с температурным графиком и перепадом давления на вводе (пункт 6.2.1).
Нормы температуры воздуха внутри жилых помещений (20°C) установлены СНиП 2.08.01-89* “Жилые здания”, утвержденными Постановлением Госстроя СССР от 16.05.1989 N 78.
Оставляя судебные акты в силе, кассационная инстанция указала, что факт поставки истцом тепловой энергии в спорный период установлен судами и ответчиком не оспаривается, расчет объема тепловой энергии, потребленной в спорный период, проверен и признан правильным, доказательства потребления тепловой энергии в ином объеме в материалы дела не представлены, равно как и доказательства в подтверждение факта непредоставления коммунальных услуг или предоставления коммунальных услуг ненадлежащего качества (Постановление ФАС СЗО от 22.05.2012 по делу N А26-2636/2011).

Общество и товарищество собственников жилья (абоненты), ссылаясь на то, что энергоснабжающая организация оказывала услуги горячего водоснабжения ненадлежащего качества, предъявили к ней встречный иск – о взыскании неосновательного обогащения, составляющего стоимость всей горячей воды, поставленной в многоквартирный жилой дом за 2010 год, и процентов за пользование чужими денежными средствами. ФАС СЗО, оставляя без изменения постановление апелляционной инстанции и отказывая в удовлетворении встречного иска, указал, что в материалы дела не представлены доказательства поставки коммунального ресурса ненадлежащего качества. Исполнитель услуг не обращался к ресурсоснабжающей организации с претензиями по вопросу поставки коммунального ресурса ненадлежащего качества. Представленные в материалы дела заявления граждан, квитанции на оплату коммунальных услуг датированы 2011 годом. Акты о предоставлении коммунальной услуги ненадлежащего качества составлены без участия представителей ресурсоснабжающей организации в отсутствие доказательств извещения последней о времени и месте составления акта (Постановление ФАС СЗО от 23.10.2012 по делу N А56-51837/2011).

Судом рассматривался иск энергоснабжающей организации к товариществу собственников жилья (далее – товарищество) о взыскании задолженности за тепловую энергию, поставленную по договору за период с 01.01.2010 по 01.01.2011.
Суд первой инстанции на основании представленных товариществом документов пришел к выводу, что в межотопительный сезон имела место поставка некачественной тепловой энергии, в связи с чем признал правомерным отказ товарищества от оплаты некачественной тепловой энергии на основании статьи 542 ГК РФ и отказал в удовлетворении иска.
Постановлением апелляционного суда решение суда первой инстанции отменено; иск удовлетворен в полном объеме.
Суд кассационной инстанции, оставляя без изменений постановление апелляционной инстанции, указал, что представленные товариществом акты не соответствуют требованиям относимости и допустимости, а также требованиям, предъявляемым Правилами N 307 (представители энергоснабжающей организации не приглашались для участия в составлении актов, доказательства предъявления претензий по качеству тепловой энергии в спорный период отсутствуют); из спорных актов не следует, что отклонения температурных показателей в жилых помещениях от нормативно установленных связаны с ненадлежащим исполнением истцом своих обязательств по договору, то есть с поставкой тепловой энергии ненадлежащего качества.
Кроме того, суд кассационной инстанции указал, что Правилами N 307 не предусмотрен отказ потребителя от полной оплаты поставленного коммунального ресурса. Условия изменения размера платы за коммунальные услуги при предоставлении коммунальных услуг ненадлежащего качества и (или) с перерывами, превышающими установленную продолжительность, приводятся в приложении N 1 к названным Правилам. Расчета, соответствующего указанному приложению, ответчик в материалы дела не представил (Постановление ФАС СЗО от 06.08.2013 по делу N А56-39352/2012).
Определением ВАС РФ от 17.12.2013 N ВАС-17390/13 отказано в передаче дела в Президиум ВАС РФ.

Суды трех инстанций, удовлетворяя иск ресурсоснабжающей организации к товариществу, управлявшему многоквартирным домом, о взыскании задолженности за поставленную по договору тепловую энергию, отклонили ссылку ответчика на ненадлежащее качество поставленного ресурса и его права на отказ от оплаты.
Суды оценили представленные товариществом в материалы дела акты о непредоставлении коммунальных услуг или предоставлении коммунальных услуг ненадлежащего качества и пришли к выводу об их недостоверности и недостаточности для подтверждения факта нарушения договорных обязательств со стороны истца по качеству поставленного ресурса и для перерасчета стоимости этого ресурса.
Кроме того, в данном случае доводы ответчика основывались на требованиях к качеству коммунальных услуг, установленных в приложении N 1 к Правилам N 307, согласно которым измеряется температура воздуха в жилых помещениях и температура горячей воды в точках разбора. Однако из пункта 3 Правил N 307 следует, что ответственность за обслуживание внутридомовых инженерных систем, с использованием которых потребителю предоставляются коммунальные услуги, возложена на исполнителя коммунальных услуг. Доказательств, подтверждающих снижение качества коммунальной услуги исключительно из-за низкого качества поставленного коммунального ресурса, товарищество не представило (Постановление ФАС СЗО от 13.08.2013 по делу N А56-39344/2012).
ВАС РФ Определением от 17.12.2013 N ВАС-17520/13 отказал товариществу в передаче дела для пересмотра в порядке надзора.

К аналогичным выводам пришел и ФАС Центрального округа, указав, что управляющая компания, ссылаясь на ненадлежащее оказание коммунальной услуги (отопления), представила архивные данные прибора учета за спорный период, фиксирующие температуру теплоносителя подающего и обратного трубопровода. Однако доказательства, свидетельствующие о том, что температура теплоносителя не могла обеспечить надлежащую температуру в жилых помещениях многоквартирного дома, в материалах дела отсутствуют (Постановление ФАС Центрального округа от 12.03.2013 по делу N А09-3110/2011).

ФАС СЗО согласился с выводами судов первой и апелляционной инстанций, удовлетворивших иск ресурсоснабжающей организации о взыскании с управляющей компании задолженности за потребленную тепловую энергию, и отклонил довод ответчика о том, что акты фиксации отсутствия услуги или снижения ее качества и письма ответчика в адрес истца являются доказательствами поставки некачественного коммунального ресурса.
При рассмотрении спора суды установили факт поставки тепловой энергии и ее объем. Ответчик, не оспаривая эти обстоятельства, ссылался на необходимость уменьшения стоимости поставленного ресурса в январе 2012 года в связи с поставкой энергии ненадлежащего качества: фактические температурные характеристики, замеренные на границе балансовой принадлежности сетей сторон, то есть в точке исполнения обязательств, не соответствовали договорным.
Суды пришли к выводу о том, что при составлении актов фиксации отсутствия услуги и снижения ее качества были нарушены требования пунктов 69 – 74 Правил N 307, поскольку акты носят односторонний характер, в их составлении не принимали участие представители истца и общественности. Кроме того, отсутствуют доказательства направления истцу уведомления о необходимости участия его представителя в составлении акта фиксации отсутствия услуги и снижения ее качества. Спорные акты составлены на весь дом с указанием одного параметра температуры воздуха во всех квартирах, подписи жильцов всех квартир на актах отсутствуют. Направленные ответчиком в ресурсоснабжающую организацию для подписания обобщенные акты составлены на несколько домов без подписей уполномоченного представителя потребителей и подписаны директором истца с особым мнением. Из судебных актов также не следует, что управляющая компания предлагала свой вариант расчета стоимости поставленных ресурсов за январь 2012 года с учетом ее позиции о нарушении температурного режима в отдельные дни этого месяца. Напротив, суд апелляционной инстанции указал, что по составленным ответчиком актам невозможно произвести соразмерный перерасчет стоимости поставленной тепловой энергии (Постановление ФАС СЗО от 23.05.2013 по делу N А66-3658/2012).

Энергоснабжающая организация (предприятие) обратилась в суд с иском к товариществу о взыскании задолженности за поставленную в рамках договора тепловую энергию и неустойки. Объем поставленного энергоресурса определен по показаниям прибора учета.
Товарищество считало, что спор возник по оплате излишне поставленной тепловой энергии (“перетоп”) в течение марта – мая и в октябре 2011 года, а также по недопоставке энергоресурса в феврале 2012 года.
Суды обеих инстанций пришли к выводу о недоказанности ответчиком факта поставки в жилой дом в спорный период некачественной тепловой энергии и удовлетворили иск, посчитав несостоятельной ссылку ответчика на то, что факт поставки теплоносителя с отклонением от установленных в договорах параметров зафиксирован прибором учета, а составление акта о предоставлении коммунальных услуг ненадлежащего качества в данном случае не требуется.
Как указал суд кассационной инстанции, отменяя судебные акты и направляя дело на новое рассмотрение, судами не учтено, что такой акт составляется по результатам проверки в случае, когда исполнителю коммунальных услуг не известны причины предоставления коммунальных услуг ненадлежащего качества.
В силу пункта 66 Правил N 307, в случае если известны причины предоставления коммунальных услуг ненадлежащего качества, необходимо немедленно сообщить об этом потребителю и сделать соответствующую отметку в журнале регистрации заявок. Эта отметка является основанием для признания исполнителем факта предоставления коммунальных услуг ненадлежащего качества.
Датой начала предоставления коммунальных услуг ненадлежащего качества считается время начала предоставления коммунальных услуг ненадлежащего качества, зафиксированное коллективным (общедомовым), общим (квартирным) или индивидуальным приборами учета (подпункт “в” пункта 70 Правил N 307). Период предоставления коммунальных услуг ненадлежащего качества считается оконченным с момента возобновления предоставления коммунальных услуг надлежащего качества, зафиксированного соответствующим прибором учета (подпункт “б” пункта 74 Правил N 307).
В данном случае ответчик представил отчеты о теплоснабжении жилого дома, в которых содержится информация о температуре в подающем и обратном трубопроводах, температуре наружного воздуха, количестве поданного в дом теплоносителя с указанием на количество тепловой энергии ненадлежащего качества. Предприятие в ходе рассмотрения дела против данных, содержащихся в отчетах, не возражало (Постановление ФАС СЗО от 20.09.2013 по делу N А44-6334/2012).
При новом рассмотрении суд первой инстанции утвердил заключенное между предприятием и товариществом мировое соглашение, в соответствии с которым истец отказался от взыскания частично задолженности и в полном размере от взыскания неустойки, а товарищество признало иск в части взыскания задолженности и обязалось погасить ее в трехдневный срок после вступления в силу определения об утверждении мирового соглашения.

Кассационная инстанция, оставляя без изменения принятые по делу судебные акты об отказе обществу (абонент) в иске об обязании энергоснабжающей организации восстановить поставку горячего водоснабжения, соответствующего требованиям СанПиН 2.1.4.2496-09 “Гигиенические требования к обеспечению безопасности систем горячего водоснабжения”, утвержденным Постановлением Главного государственного санитарного врача Российской Федерации от 07.04.2009 N 20 (далее – СанПиН 2.1.4.2496-09), и температуру горячего водоснабжения, подаваемого на многоквартирный жилой дом, в точке водозабора до 60°C в срок до 31.05.2013, отклонила – как не основанный на нормах действующего законодательства – довод общества о доказанности поставки коммунального ресурса ненадлежащего качества.
Оспаривая качество поставляемого коммунального ресурса, общество представило в материалы дела акты, подписанные ответчиком (или содержащие сведения об отказе от подписания), которые указывают на наличие спора между сторонами относительно качества оказываемых услуг.
Правилами N 354, действовавшими в рассматриваемый период, определен порядок установления факта предоставления коммунальных услуг ненадлежащего качества собственникам и пользователям помещений в многоквартирных домах и жилых домов (раздел X).
В данном случае в нарушение требований пунктов 109, 110 Правил N 354 повторная проверка с участием представителя государственной жилищной инспекции Российской Федерации и представителя общественного объединения потребителей не проводилась. В материалы дела также не представлены материалы экспертизы, которую был вправе инициировать истец (Постановление ФАС СЗО от 06.09.2013 по делу N А44-8562/2012).

Аналогичные выводы о недостоверности доказательств изложены и в Постановлении ФАС Центрального округа, который отменил принятые по делу судебные акты об отказе ресурсоснабжающей организации во взыскании с товарищества задолженности за отпущенную тепловую энергию, придя к выводу о том, что ответчик не доказал факт оказания истцом услуг по теплоснабжению ненадлежащего качества (по температурному показателю и давлению), поскольку надлежащие письменные доказательства, составленные в соответствии с разделом VIII Правил N 307, в материалах дела отсутствуют.
Истец просил взыскать денежные средства за тепловую энергию на основе показаний общедомового прибора учета ответчика, которые отражают ее фактическое количество.
Ссылаясь на ненадлежащее оказание коммунальных услуг, товарищество представило архивные данные прибора учета за спорный период, фиксирующие температуру теплоносителя подающего и обратного трубопровода, акты энергоинспекции, государственной жилищной инспекции и архивные данные показаний общедомового прибора учета за каждый месяц спорного периода.
Однако доказательств, свидетельствующих о том, что данная температура теплоносителя не могла обеспечить надлежащую температуру в жилых помещениях многоквартирного дома, ответчиком не представлено.
Указывая на отсутствие задолженности по оплате спорного объема услуг по теплоснабжению, ответчик ссылался также на несоблюдение истцом в спорный период такого параметра качества оказываемых услуг, как давление воды во внутридомовой системе отопления, о чем, по его мнению, свидетельствует фактический объем сетевой воды.
Пунктом 16 приложения N 1 к Правилам N 307 предусмотрено, что давление во внутридомовой системе отопления с чугунными радиаторами не должно более чем на 0,06 МПа (0,6 кгс/кв. см) превышать статическое давление, требуемое для постоянного заполнения системы отопления теплоносителем. Отклонение давления более установленных значений не допускается.
За каждый час (суммарно за расчетный период) периода отклонения установленного давления во внутридомовой системе отопления при давлении, отличающемся от установленного более чем на 25%, плата не вносится за каждый день предоставления коммунальной услуги ненадлежащего качества (независимо от показаний прибора учета).
В данном случае в качестве подтверждения факта ненадлежащего давления сетевой воды во внутридомовой системе отопления ответчик ссылался на акт, согласно которому давление на вводе в дом составляет 5,0 кгс/кв. см, а на выходе – 3,2 кгс/кв. см. Однако данные параметры не подтверждают падение давления в сети более чем на 25%. От проведения экспертизы ответчик отказался (Постановление ФАС Центрального округа от 12.03.2013 по делу N А09-3110/2011).

При определении температурного режима коммунальной услуги “горячее водоснабжение” для населения в случаях спора о качестве ресурса применяются положения пункта 5 приложения N 1 к Правилам N 307, которые являются специальными, а требования пункта 2.4 СанПиН 2.1.4.2496-09 устанавливают гигиенические требования к обеспечению безопасности систем горячего водоснабжения, оценивая температуру горячей воды применительно к возможности появления и сохранения в воде вирусного либо бактериального загрязнения.

Управляющая компания, ссылаясь на то, что общество, поставляющее тепловую энергию в жилой дом, не соблюдает требования СанПиН 2.1.4.2496-09, обратилась в суд с требованием об обязании общества привести параметры подачи горячего водоснабжения по температуре и давлению для ввода в дом в соответствие с требованиями названных Правил.
Суды первой и апелляционной инстанций отказали в иске, посчитав, что требования СанПиН 2.1.4.2496-09 распространяют свое действие на места водоразбора, то есть на внутридомовые сети горячего водоснабжения, и ответственность за их содержание возложена на исполнителя коммунальных услуг (истца).
Кассационная инстанция, отменяя принятые по делу судебные акты, указала, что выводы судов обеих инстанций о невозможности применения СанПиН 2.1.4.2496-09 к правоотношениям сторон сделаны без учета положений пункта 3 Правил N 307, в котором дано определение понятия “коммунальные услуги надлежащего качества”, и пункта 4 статьи 39 Федерального закона от 30.03.1999 N 52-ФЗ “О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения” (далее – Закон N 52-ФЗ).
Нормативные правовые акты, касающиеся вопросов обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения, принимаемые федеральными органами исполнительной власти, органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, решения юридических лиц по указанным вопросам, строительные нормы и правила, правила охраны труда, ветеринарные и фитосанитарные правила не должны противоречить санитарным правилам (пункт 4 статьи 39 Закона N 52-ФЗ).
Пунктом 1.2 СанПиН 2.1.4.2496-09 определено, что названные Санитарные правила являются обязательными для исполнения всеми юридическими лицами, индивидуальными предпринимателями, чья деятельность связана с организацией и (или) обеспечением систем централизованного горячего водоснабжения.
Пунктом 2.4 СанПиН 2.1.4.2496-09 предусмотрено, что температура горячей воды в местах водоразбора независимо от применяемой системы теплоснабжения должна быть не ниже 60°C и не выше 75°C. При этом основанием для определения такой температуры являются указанные в пункте 2.3 названных Санитарных правил причины, в числе которых предупреждение загрязнения горячей воды высококонтагиозными инфекционными возбудителями вирусного и бактериального происхождения, которые могут размножаться при температуре ниже 60°C.
Таким образом, указанными нормативными актами предписаны требования к температурному режиму горячей воды в точке водоразбора.
Направляя дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, кассационная инстанция указала, что суду следует установить нормы, подлежащие применению при определении качества поставляемого коммунального ресурса, в том числе возможность определения качества горячего водоснабжения с учетом положений СанПиН 2.1.4.2496-09, и выяснить, соответствует ли подаваемая тепловая энергия в горячей воде на границе раздела балансовой принадлежности и эксплуатационной ответственности сторон требованиям законодательства (Постановление ФАС СЗО от 20.12.2012 по делу N А66-14555/2011).
По результатам нового рассмотрения в решении суда указано, что ресурсоснабжающей организацией по отношению к истцу по спорному дому с 1 января 2013 года является другая организация, привлеченная к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющая самостоятельных требований по договору теплоснабжения, которая и отвечает за качество предоставленных услуг теплоснабжения, а отношения между истцом и ответчиком по теплоснабжению прекратились с 31 декабря 2012 года.

Суд кассационной инстанции оставил без изменения постановление апелляционной инстанции, отклонив доводы подателя жалобы о том, что ресурсоснабжающая организация (компания) поставляла в жилые дома, находящиеся в управлении общества, тепловую энергию на нужды горячего водоснабжения с нарушением санитарных правил, то есть с нарушением требований, предъявляемых к качеству энергии.
По мнению подателя жалобы, в данном случае подлежит применению пункт 6 приложения N 1 к Правилам N 307, предусматривающий требование о соответствии состава и свойств горячей воды санитарным нормам и правилам. Судом кассационной инстанции этот довод ответчика отклонен, так как специальной нормой, применяемой в данном случае, является пункт 5 приложения N 1 к Правилам N 307, и поэтому ссылка на иные основания перерасчета платы является несостоятельной.
Пунктом 5 приложения N 1 к Правилам N 307 установлено, что температура горячей воды в точке разбора должна быть не менее 60°C для открытых систем централизованного теплоснабжения, не менее 50°C – для закрытых систем централизованного теплоснабжения. При этом предусмотрено, что допустимым является отклонение температуры горячей воды в точке разбора в ночное время (с 23.00 до 6.00) не более чем на 5°C, в дневное время (с 6.00 до 23.00) не более чем на 3°C. Этим же пунктом определено, что за каждые 3°C снижения температуры свыше допустимых отклонений размер платы потребителей снижается на 0,1% за каждый час превышения (суммарно за расчетный период) допустимой продолжительности нарушения.
Из материалов дела следует, что общество не представило доказательств, подтверждающих факт поставки компанией некачественной тепловой энергии по критерию “температурный режим”. Так, согласно отчетам о суточных параметрах по отдельным домам температура подачи теплоносителя находилась в диапазоне от 50°C и выше. Доказательств того, что данной температуры теплоносителя было недостаточно для нагрева воды до нормативного уровня (50°C), равно как и того, что температура горячей воды в точках водоразбора (кране жильца) не соответствовала нормативной, в материалы дела не представлено.
Кроме того, общество в нарушение положений раздела VIII Правил N 307 не обращалось к компании с претензией о предоставлении услуг ненадлежащего качества. Акт о предоставлении коммунальных услуг ненадлежащего качества, являющийся согласно пункту 71 Правил N 307 основанием для перерасчета размера платы за коммунальные услуги, в материалах дела отсутствует (Постановление ФАС СЗО от 03.05.2012 по делу N А05-2652/2011).

В судебной практике встречаются дела, когда при наличии в материалах дела оформленного в соответствии с требованиями Правил N 307 акта о непредоставлении коммунальных услуг или предоставлении коммунальных услуг ненадлежащего качества, с одной стороны, и пассивной процессуальной позиции ресурсоснабжающей организации, которая, в нарушение статьи 65 АПК РФ, не представила в суд доказательств, опровергающих факт оказания некачественных коммунальных услуг, и доказательств проведения перерасчета платы за коммунальный ресурс ненадлежащего качества, с другой стороны, суды признают право ответчиков на отказ от оплаты такого ресурса.

Так, кассационная инстанция оставила без изменений постановление апелляционной инстанции в части отказа в удовлетворении иска энергоснабжающей организации к товариществу о взыскании задолженности за поставленную тепловую энергию в горячей воде за февраль 2012 года.
Кассационная инстанция отклонила довод истца о том, что основания для перерасчета стоимости тепловой энергии за февраль 2012 года отсутствовали, поскольку поступление некачественного теплового ресурса на основании актов, оформленных с нарушением пунктов 68 – 74 Правил N 307, товарищество не доказало, перерасчет населению платы за отопление ненадлежащего качества не произвело.
Суды установили, что между сторонами сложились фактические отношения по поставке тепловой энергии в многоквартирный жилой дом. Наличие задолженности по оплате коммунального ресурса послужило основанием иска.
Возражая на иск, товарищество ссылалось на то, что в жилой дом поступала тепловая энергия ненадлежащего качества, в жилых помещениях температура воздуха составляла менее 18°C.
Суд первой инстанции удовлетворил требования истца, указав, что коммунальный ресурс был поставлен товариществу и им потреблен, следовательно, тепловую энергию, количество которой определено по показаниям общедомовых приборов учета, ответчик должен оплатить.
Апелляционная инстанция, изменяя решение суда, исходила из доказанности факта поставки в феврале 2012 года некачественного ресурса, что исключает его оплату.
В данном случае надлежащее качество услуги по отоплению определяется на основании положений Правил N 307, связывающих качество тепловой энергии с температурой и давлением теплоносителя в точке разбора. Согласно пункту 60 Правил N 307 при предоставлении коммунальных услуг ненадлежащего качества и (или) с перерывами, превышающими установленную приложением N 1 к названным Правилам продолжительность, размер платы за каждую коммунальную услугу подлежит уменьшению в соответствии с указанным приложением.
Вывод суда о ненадлежащем качестве тепловой энергии основан на анализе документов, содержащих информацию о температуре наружного воздуха в спорный период, а также о температуре теплоносителя на входе в дом (отчеты о теплопотреблении). При этом во внимание принят подписанный истцом температурный график тепловой сети.
Суд апелляционной инстанции, оценив имеющиеся в материалах дела претензию ответчика о предоставлении ресурса ненадлежащего качества, акт о предоставлении коммунальных услуг ненадлежащего качества, составленный по результатам проверки подачи коммунального ресурса в соответствии с пунктом 67 Правил N 307 и подписанный потребителем и исполнителем, признал их допустимыми доказательствами. С учетом того, что товарищество уплатило задолженность за тепловую энергию на отопление исходя из своего расчета о количестве фактически полученной тепловой энергии, апелляционный суд в силу пункта 2 статьи 542 ГК РФ посчитал, что ответчик вправе отказаться от оплаты счета за тепловую энергию, израсходованную на отопление в феврале 2012 года.
Кроме того, в нарушение положений статьи 65 АПК РФ истец не представил ни суду первой инстанции, ни апелляционному суду доказательств, опровергающих факт снижения температуры теплоносителя, а также доказательства проведения перерасчета населению платы за отопление ненадлежащего качества.
В силу пункта 3.1 статьи 70 АПК РФ обстоятельства, на которые ссылается сторона в обоснование своих требований или возражений, считаются признанными другой стороной, если они ею прямо не оспорены или несогласие с такими обстоятельствами не вытекает из иных доказательств, обосновывающих представленные возражения относительно существа заявленных требований (Постановление ФАС СЗО от 05.06.2013 по делу N А42-4152/2012).

ФАС Дальневосточного округа рассмотрел спор по иску ресурсоснабжающей организации к предприятию (абонент) о взыскании задолженности за оказанные услуги по водоснабжению за период с февраля по март 2012 года.
Решением суда, оставленным без изменения постановлением апелляционного суда, исковые требования удовлетворены частично. Суд кассационной инстанции оставил судебные акты без изменений. Частичный отказ в иске обоснован тем, что истец в феврале 2012 года поставил ответчику питьевую воду ненадлежащего качества.
Оценив представленные в материалы дела доказательства, а именно протоколы отбора проб питьевой воды, протоколы лабораторных исследований воды, суды пришли к выводу о том, что в феврале 2012 года питьевая вода поставлялась ненадлежащего качества, не соответствующая требованиям СанПиН 2.1.4.1074-01 “Питьевая вода. Гигиенические требования к качеству воды централизованных систем питьевого водоснабжения” по показателям цветности, мутности и содержанию общего железа.
Судами также установлено, что места отбора воды, указанные в протоколах, соответствуют точкам отбора проб, согласованным сторонами.
Суды отклонили довод истца о том, что ответчик, использовав поставленную ему некачественную воду, но при этом не оплатив ее, неосновательно обогатился, в связи с чем истец в силу пункта 2 статьи 542 ГК РФ вправе требовать возмещения ее стоимости (Постановление ФАС Дальневосточного округа от 18.01.2013 по делу N А51-10070/2012).
Определением от 21.05.2013 N ВАС-5880/13 в передаче дела для пересмотра в порядке надзора отказано.

Заслуживает внимания изложенная ниже точка зрения ФАС Западно-Сибирского округа и ФАС Восточно-Сибирского округа о неправомерности применения при расчетах за поставленный некачественный коммунальный ресурс тарифа, установленного регулирующим органом на качественную тепловую энергию. По мнению судов, представленный энергоснабжающей организацией некорректный расчет задолженности абонентов за поставленный им некачественный коммунальный ресурс является основанием для отказа в иске.

Кассационная инстанция отменила принятые по делу судебные акты в части взыскания с управляющей компании в пользу ресурсоснабжающей организации долга за водоснабжение за период с 01.02.2011 по 30.06.2011 и отказала в удовлетворении иска в этой части.
В данном случае факт предоставления услуг по водоснабжению судами установлен и ответчиком не оспаривался; разногласия между сторонами возникли относительно оплаты оказанных услуг ненадлежащего качества. При этом несоответствие поставленной питьевой воды требованиям СанПиН 2.1.4.1074-01 по химическим показателям – по содержанию железа, аммиака, цветности – в спорный период также был установлен судами и не оспаривался истцом.
Разрешая спор, суды первой и апелляционной инстанций пришли к выводу об обязанности управляющей компании оплатить потребленный коммунальный ресурс по тарифам, утвержденным приказом региональной службы по тарифам.
Как указал кассационный суд, вывод судов о том, что спорный расчет задолженности по водоснабжению не нарушает прав ответчика, поскольку отражает реальные затраты на поставленный и потребленный ресурс, основан на неверном применении положений пункта 2 статьи 542 ГК РФ. По смыслу названной нормы, отсылающей к положениям пункта 2 статьи 1105 ГК РФ, право требовать возмещения стоимости того, что абонент неосновательно сберег вследствие использования ресурса, не освобождает от обязанности доказать как сам факт такого неосновательного сбережения, так и стоимость того, что абонент неосновательно сберег вследствие использования некачественного ресурса.
Заявленная сумма начислений за водоснабжение выполнена истцом без учета обстоятельств, свидетельствующих о нарушениях требований к качеству поставленного ресурса, следовательно, не отражает ни объема фактических затрат истца на поставку воды, ни действительной стоимости объема поставленного ресурса.
Таким образом, расчет задолженности по тарифу, установленному регулирующим органом на качественную питьевую воду, соответствующую требованиям санитарных норм, не отвечает требованиям пункта 2 статьи 542 ГК РФ.
С учетом того, что ценообразование в сфере энергоснабжения подлежит государственному регулированию, а тарифное регулирование в этой сфере не предусматривает дифференциацию устанавливаемых тарифов в зависимости от соответствия подаваемой энергии требованиям, предъявляемым к качеству, к рассматриваемым отношениям не может быть применено содержащееся в пункте 2 статьи 1105 ГК РФ правило об определении цены, по которой потерпевшему возмещается неосновательное обогащение (Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 24.07.2013 по делу N А75-4915/2012).

В споре по иску ОАО “РЖД” (ресурсоснабжающая организация) к муниципальному предприятию о взыскании задолженности за поставленную тепловую энергию в период с января по март 2012 года кассационная инстанция отменила постановление апелляционной инстанции и оставила в силе решение суда первой инстанции об отказе в иске.
Как установлено судами, ОАО “РЖД” на основании договора энергоснабжения поставило в период с января по март 2012 года муниципальному предприятию тепловую энергию, качество которой не соответствовало требованиям указанного договора в части температурного режима.
Однако размер предъявленной к взысканию задолженности за эту тепловую энергию был рассчитан истцом умножением тарифа на количество энергии. Истец полагал, что правомерно требовал оплаты некачественной тепловой энергии исходя из тарифа, установленного регулирующим органом на соответствующий качественный ресурс, поскольку исключение из тарифа каких-либо величин, использованных при его установлении, законодательством не предусмотрено.
Отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции и поддержавший его суд кассационной инстанции исходили из того, что расчет задолженности (неосновательного обогащения) по тарифу, установленному регулирующим органом на качественную тепловую энергию, соответствующую требованиям санитарных норм, не отвечает требованиям пункта 2 статьи 542 ГК РФ.
Представленный расчет истца без учета обстоятельств, свидетельствующих о нарушениях требований к качеству поставленного ресурса, не содержит действительной стоимости объема поставленного ресурса. Между тем истец настаивал на указанном расчете, ходатайство о проведении теплотехнической экспертизы не заявлял (Постановление ФАС Восточного Сибирского округа от 26.02.2013 по делу N А10-1809/2012).
Определением ВАС РФ от 22.05.2013 N ВАС-6432/13 в передаче дела для пересмотра в порядке надзора отказано.

Если стороны при обращении в суд выбирали способ защиты нарушенных прав в виде возмещения убытков, то в силу требований статей 15 и 393 ГК РФ суды устанавливали, подтверждают ли представленные в материалы дела документы не только факт нарушения стороной обязательств по договору, но и наличие причинной связи между понесенными убытками и ненадлежащим исполнением обязательств по договору, размер убытков, а также вину лица, нарушившего обязательство.

Суды рассмотрели иск товарищества к энергоснабжающей организации о взыскании реального ущерба, понесенного вследствие ненадлежащего исполнения договора поставки тепловой энергии и поставки коммунального ресурса ненадлежащего качества.
Решением суда, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, иск удовлетворен.
Факт нарушения энергоснабжающей организацией требований к качеству поставляемого коммунального ресурса в виде горячего водоснабжения подтвержден вступившим в законную силу решением городского суда, а также результатами физико-технических испытаний проб воды централизованного водоснабжения, которые взяты на вводе в дом в зоне ответственности энергоснабжающей организации. В ходе лабораторных исследований установлено повышенное содержание железа в составе воды, что свидетельствует о несоответствии поставляемого ресурса требованиям действующего законодательства и необходимости замены труб. Демонтированные участки труб были направлены на экспертизу, о чем составлен акт приемки проб отходов (почвы) для исследования. Согласно протоколу определения компонентного состава отхода в трубах присутствуют излишки железа. Ответчик приглашался для участия в освидетельствовании вырезки контрольного участка труб. В связи с невозможностью использования собственниками без угрозы здоровью поставляемого ресурса замена труб была проведена за счет целевого сбора средств собственников.
Кассационная инстанция согласилась с выводами судов, отклонив – как не подтвержденные материалами дела – доводы энергоснабжающей организации о том, что сам по себе факт поставки ответчиком горячей воды с повышенным содержанием железа не приводит к выходу из строя оборудования и не является безусловным основанием для замены оборудования горячего водоснабжения, что истцом не представлено доказательств того, что прежние стояки пришли в негодность в результате виновных действий ответчика. Энергоснабжающая организация полагала также, что стояки пришли в негодность именно в результате виновных действий самого истца, который не совершал необходимую для очистки стояков гидропневматическую промывку.
По положениям пункта 1 статьи 547 ГК РФ в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств по договору энергоснабжения сторона, нарушившая обязательство, обязана возместить причиненный этим реальный ущерб (пункт 2 статьи 15 ГК РФ).
На основании пунктов 1 и 2 статьи 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.
Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).
Из вышеприведенной нормы в совокупности с частью 1 статьи 65 АПК РФ следует, что лицо, требующее возмещения убытков, должно доказать факт нарушения стороной обязательств по договору, наличие причинной связи между понесенными убытками и ненадлежащим исполнением обязательств по договору, размер убытков, а также вину лица, нарушившего обязательство.
Суды, исследовав материалы дела и оценив представленные доказательства по правилам статьи 71 АПК РФ, пришли к выводу о том, что незаконные действия ответчика находились в прямой причинно-следственной связи с заявленными товариществом убытками, размер которых подтверждается договорами подряда, локальными сметными расчетами, счетами на оплату, счетами-фактурами, актами о приемке выполненных работ, а также платежными поручениями (Постановление ФАС СЗО от 11.03.2013 по делу N А56-28361/2012).

В некоторых случаях спор между сторонами возникал из-за разногласий по расчетам стоимости потребленного некачественного коммунального ресурса.
В соответствии с пунктом 60 Правил N 307 при предоставлении коммунальных услуг ненадлежащего качества и (или) с перерывами, превышающими установленную приложением N 1 к названным Правилам продолжительность, размер платы за каждую коммунальную услугу подлежит уменьшению в соответствии с указанным приложением.

Суд первой инстанции при разрешении спора о взыскании товариществом с предприятия (энергоснабжающая организация) неосновательного обогащения отказал в удовлетворении иска, руководствуясь статьями 541, 544, 1102 ГК РФ, Правилами N 307 и условиями договора и исходя из того, что товарищество не доказало поставку тепловой энергии ненадлежащего качества и не отказывалось от ее оплаты в спорный период на основании пункта 2 статьи 542 ГК РФ.
Как следует из материалов дела, выставленные предприятием в спорный период счета за горячее водоснабжение товариществом оплачены в полном объеме, но, ссылаясь на поставку в период с 01.12.2009 по 30.11.2011 горячей воды ненадлежащего качества (ниже 70°C), товарищество обратилось в арбитражный суд с иском о взыскании неосновательного обогащения.
Расчет неосновательного обогащения составлен истцом на основании отчетов о теплопотреблении по приборам узла учета тепловой энергии, из которых следует, что в каждом месяце спорного периода качество поставленной предприятием тепловой энергии не соответствовало требованиям СНиП 2.04.01-85* и СанПиН 2.1.4.2496-9.
Постановлением апелляционного суда, оставленным без изменения постановлением кассационной инстанции, решение изменено, с предприятия в пользу товарищества взыскана часть неосновательного обогащения, в удовлетворении остальной части иска отказано.
Изменяя решение суда первой инстанции, апелляционный суд учел перерасчет стоимости части поставленной тепловой энергии ненадлежащего качества, представленный предприятием.
Довод подателя кассационной жалобы о необходимости расчета с применением пункта 6 приложения N 1 к Правилам N 307 проверен судами апелляционной и кассационной инстанций и отклонен с указанием на недоказанность факта постоянного отклонения состава и свойств горячей воды от нормативных в спорный период. Кроме того, ссылка товарищества на отсутствие циркуляции в системе горячего водоснабжения жилого дома в спорный период как на очевидное доказательство постоянного несоответствия качества горячей воды также отклонена судами.
Поскольку количество тепловой энергии, отраженное в отчетах о теплопотреблении, товариществом не оспаривалось, равно как и стоимость данного количества тепловой энергии, отраженная в счетах энергоснабжающей организации (ответчик), суды апелляционной и кассационной инстанций согласились с контррасчетом неосновательного обогащения ответчика, возникшего у него в связи с оплатой товариществом поставленной некачественной тепловой энергии. Суды признали подтвержденным материалами дела этот перерасчет, произведенный по правилам, предусмотренным пунктом 5 приложения N 1 к Правилам N 307 (Постановление ФАС СЗО от 20.12.2012 по делу N А56-71975/2011).
Определением ВАС РФ от 17.06.2013 N ВАС-6690/13 товариществу отказано в передаче дела для рассмотрения в порядке надзора.
Обязанность ресурсоснабжающей организации подавать абоненту (потребителю) по договору энергоснабжения через присоединенную сеть энергию предусмотрена пунктом 1 статьи 539 ГК РФ.
Правовые основы экономических отношений, возникающих в связи с производством, передачей, потреблением тепловой энергии, тепловой мощности, теплоносителя с использованием систем теплоснабжения, права и обязанности потребителей тепловой энергии, теплоснабжающих организаций регулируются Федеральным законом от 27.07.2010 N 190-ФЗ “О теплоснабжении” (далее – Закон N 190-ФЗ).
В силу части 5 статьи 15 Закона N 190-ФЗ местом исполнения обязательств теплоснабжающей организации является точка поставки, которая располагается на границе балансовой принадлежности теплопотребляющей установки или тепловой сети потребителя и тепловой сети теплоснабжающей организации или теплосетевой организации либо в точке подключения (технологического присоединения) к бесхозяйной тепловой сети.
В связи с разграничением балансовой принадлежности и эксплуатационной ответственности в некоторых делах вставал вопрос о надлежащем ответчике.

Общество (управляющая организация) обратилось в арбитражный суд с иском к учреждению и управлению об обязании устранить нарушения санитарных норм при предоставлении горячего водоснабжения в спорные жилые дома путем производства необходимых работ на тепловых сетях для обеспечения предоставления горячего водоснабжения надлежащего качества, а также производства необходимых физических, химических или иных обработок поставляемой горячей воды в целях соответствия ее качества установленным санитарным нормам.
К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено предприятие.
Суды установили, что общество осуществляет управление жилыми домами, а теплоснабжение (в том числе на нужды горячего водоснабжения) этих домов осуществляет предприятие.
Между предприятием (энергоснабжающая организация), учреждением (абонент) и обществом (плательщик) заключен договор о порядке расчетов за теплоснабжение.
Ссылаясь на то, что наружные сети центрального отопления и горячего водоснабжения, примыкающие к жилым домам, находятся в ведении управления, что учреждение и управление не выполняют свои обязанности по обеспечению поставки качественного коммунального ресурса в виде горячего водоснабжения, общество обратилось с иском в арбитражный суд.
В подтверждение факта подачи в жилые дома горячей воды ненадлежащего качества общество представило следующие документы: экспертные заключения, составленные федеральным бюджетным учреждением здравоохранения; отчеты о теплопотреблении по всем многоквартирным домам, находящимся в управлении общества; документы о привлечении общества к административной ответственности за предоставление горячего водоснабжения ненадлежащего качества.
Суды первой и апелляционной инстанций, отказывая в удовлетворении исковых требований, исходили из того, что данные требования являются необоснованными по праву.
Суд кассационной инстанции со ссылкой на пункт 1 статьи 548 ГК РФ, пункт 1 статьи 539 ГК РФ, пункт 1 статьи 542 ГК РФ, пункты 4, 5 статьи 15 Закона N 190-ФЗ, пункты 5, 8 Правил N 491, пункт 21 Правил N 354 поддержал выводы судов, отклонив довод общества о том, что управление как организация, эксплуатирующая спорные сети, несет ответственность за их состояние, за пропускную способность и качество транспортируемого коммунального ресурса для оказания коммунальной услуги в виде горячего водоснабжения.
Суд указал, что в данном случае ответственность ресурсоснабжающей организации за режим и качество коммунальных ресурсов, подаваемых в спорные жилые дома, должна определяться на внешней границе стены многоквартирных жилых домов.
Из материалов дела следовало, что поставка коммунального ресурса (тепловой энергии для нужд горячего водоснабжения) в жилые дома осуществляется теплоснабжающей организацией – предприятием, доказательства того, что поставщиком коммунальных ресурсов являются учреждение или управление, в материалах дела отсутствуют. При таких обстоятельствах суды отказали в иске, указав следующее: заявляя требования о понуждении ответчиков исполнить конкретные обязательства, истец не доказал того, что такие обязательства ответчики должны исполнить в силу закона или договора (Постановление ФАС СЗО от 19.02.2014 по делу N А56-5412/2013).

Законом предусмотрено, что организация, осуществляющая поставки ресурсов, необходимых для предоставления коммунальных услуг, отвечает за поставки указанных ресурсов надлежащего качества до границ общего имущества в многоквартирном доме и границ внешних сетей инженерно-технического обеспечения данного дома, если иное не установлено договором с такой организацией (часть 15 статьи 161 ЖК РФ).
В пункте 8 Правил N 491 определено, что внешней границей сетей электро-, тепло-, водоснабжения и водоотведения является внешняя граница стены многоквартирного дома, а границей эксплуатационной ответственности при наличии коллективного (общедомового) прибора учета соответствующего коммунального ресурса, если иное не установлено соглашением собственников помещений с исполнителем коммунальных услуг или ресурсоснабжающей организацией, является место соединения коллективного (общедомового) прибора учета с соответствующей инженерной сетью, входящей в многоквартирный дом.
В разделе 1 Правил учета тепловой энергии и теплоносителя, утвержденных Минтопэнерго Российской Федерации от 12.09.1995 N Вк-4936, определено, что границей балансовой принадлежности тепловых сетей является линия раздела элементов тепловых сетей между владельцами по признаку собственности, аренды или полного хозяйственного ведения.

При отсутствии акта разграничения балансовой принадлежности и эксплуатационной ответственности между истцом и ответчиком и доказательств наличия договорных отношений между ответчиком и третьим лицом, к сетям которого присоединены сети жилого дома, суды признают неправомерным возложение ответственности за надлежащее исполнение обязательств по договору в части качества поставляемого коммунального ресурса (питьевой воды) на третье лицо, которое не имеет отношений со сторонами.

Водоканал обратился в арбитражный суд с иском к товариществу о взыскании задолженности по договору на оказание услуг по водоснабжению и приему сточных вод и процентов за пользование чужими денежными средствами.
К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено предприятие, к сетям которого присоединены сети жилого дома, находящегося в управлении товарищества.
Решением суда, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, иск удовлетворен.
Суды установили, что между водоканалом и товариществом (абонент) заключен договор на оказание коммунальных услуг по водоснабжению и приему сточных вод, в соответствии с которым водоканал обязался до границы раздела балансовой принадлежности и эксплуатационной ответственности обеспечивать бесперебойную подачу абоненту воды с качеством, соответствующим действующим санитарно-эпидемиологическим правилам и нормативам.
Отказ товарищества оплачивать услуги водоканала в полном объеме мотивирован тем, что качество поставляемой воды не соответствует нормативам по содержанию железа.
Неполная оплата товариществом услуг, оказанных водоканалом по договору за период с 01.02.2009 по 01.06.2010, послужила основанием для обращения предприятия в арбитражный суд.
Удовлетворяя исковые требования в полном объеме, суды первой и апелляционной инстанций исходили из недоказанности ответчиком того обстоятельства, что через водопроводные сети истца подается вода ненадлежащего качества.
Кассационная инстанция отменила принятые по делу судебные акты и направила дело на новое рассмотрение, указав, что факт поставки воды для нужд жилого дома, находящегося в управлении товарищества, в спорный период установлен судами и сторонами не оспаривается. Вместе с тем из материалов дела также следует, что в распределительную сеть жилого дома поступает вода, не соответствующая требованиям и нормативам СанПиН 2.1.4.1074-01, в связи с чем возник спор о том, до какой точки водопроводной сети поставщик несет ответственность за ненадлежащее качество воды.
Согласно пункту 49 Правил N 307 исполнитель обязан заключать с ресурсоснабжающими организациями договоры на поставку коммунальных ресурсов, необходимых для предоставления коммунальных услуг.
В соответствии с пунктом 5 Правил N 491 в состав общего имущества включаются внутридомовые инженерные системы холодного и горячего водоснабжения и газоснабжения, состоящие из стояков, ответвлений от стояков до первого отключающего устройства, расположенного на ответвлениях от стояков, указанных отключающих устройств, коллективных (общедомовых) приборов учета холодной и горячей воды, первых запорно-регулировочных кранов на отводах внутриквартирной разводки от стояков, а также механического, электрического, санитарно-технического и иного оборудования, расположенного на этих сетях.
Условиями договора предусмотрено, что водоканал осуществляет подачу питьевой воды до границы раздела водопроводных сетей согласно акту разграничения эксплуатационной ответственности. Судами установлено, что сторонами такой акт не подписан.
Таким образом, в спорных правоотношениях границей балансовой принадлежности является внешняя граница водопроводных сетей (внешняя граница стены многоквартирного дома), а при наличии общедомового прибора учета, если иное не установлено соглашением сторон, границей эксплуатационной ответственности является место соединения прибора учета с сетью водоснабжения, входящей в жилой дом.
Как видно из материалов дела, водопроводные сети водоканала непосредственно к сетям водоснабжения жилого дома не присоединены. Между указанными сетями находятся сети третьего лица. Также в материалах дела содержался акт “разграничения балансовой принадлежности и эксплуатационной ответственности по водопроводным и канализационным сетям и сооружениям на них…”, который подписан товариществом и третьим лицом.
Направляя дело на новое рассмотрение, кассационная инстанция указала, что суды при рассмотрении спора не исследовали вопросы о том, в связи с чем подписан указанный акт и имеются ли договорные отношения между товариществом и третьим лицом по поводу использования сетей последнего, а исследование этих вопросов имеет существенное значение для правильного рассмотрения спора, поскольку при отсутствии договорных отношений между товариществом и третьим лицом границей поставки коммунальных услуг (водоснабжение) по договору будет являться граница балансовой принадлежности, определенная в соответствии с пунктом 8 Правил N 491.
Из материалов дела следовало, что водоканал считал возможным возложить ответственность за надлежащее исполнение обязательств по договору в части качества поставляемого коммунального ресурса на третье лицо, отношения которого со сторонами спора судами не исследовались, и тем самым переместить границу балансовой принадлежности водопроводных сетей от внешней границы стены многоквартирного дома, что в силу вышеуказанных норм права недопустимо (Постановление ФАС СЗО от 06.04.2011 по делу N А42-4925/2010).
При новом рассмотрении решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением апелляционного суда, в иске отказано.
Отказывая в удовлетворении иска, суды первой и апелляционной инстанций руководствовались статьями 539, 542, 544, 548 ГК РФ, пунктом 5 Правил N 491 и исходили из наличия у абонента права на отказ от оплаты воды ненадлежащего качества.
Кассационный суд поддержал данные судебные акты.
Как установлено судами, акт разграничения балансовой принадлежности и эксплуатационной ответственности по водопроводным и канализационным сетям и сооружениям на них между товариществом и водоканалом не подписывался. В материалы дела не представлены также и доказательства наличия договорных отношений между товариществом и третьим лицом, к сетям которого присоединены сети жилого дома.
По условиям договора водоканал обязался обеспечивать бесперебойную подачу товариществу воды с качеством, соответствующим действующим санитарно-эпидемиологическим правилам и нормативам, до границы балансовой принадлежности водопроводных сетей, которая должна определяться в соответствии с Правилами N 491.
Кассационная инстанция указала, что довод истца о возложении ответственности за надлежащее исполнение обязательств по договору в части качества поставляемого коммунального ресурса на третье лицо, которое не имеет отношений со сторонами, означало бы перемещение границы балансовой принадлежности водопроводных сетей от внешней границы стены многоквартирного дома.
Установив, что вода, плату за которую водоканал просит взыскать с товарищества, не соответствует по качеству требованиям и нормативам СанПиН 2.1.4.1074-01, суды отказали в иске (Постановление ФАС СЗО от 21.03.2012 по делу N А42-4925/2010).

В другом деле суды со ссылкой на статьи 309, 310, 542 ГК РФ и статью 65 АПК РФ удовлетворили иск водоканала (поставщик) к предприятию (абонент) о взыскании задолженности по оплате водоснабжения и водоотведения.
Доводы ответчика о поставке истцом некачественной воды на спорную сумму суд нашел несостоятельными в силу недоказанности несоответствия качества воды установленным требованиям, поскольку отборы проб производились на сетях, не находящихся в хозяйственном ведении водоканала.
Суды установили также, что отборы проб на сетях водоканала в точках, расположенных непосредственно перед поступлением воды предприятию, не производились, а представленные в материалы дела протоколы лабораторных исследований указывают лишь на несоответствие требуемым стандартам качества проб воды, взятых на сетях предприятия.
Доказательств поставки водоканалом питьевой воды ненадлежащего качества судами по материалам дела не установлено (Постановление ФАС СЗО от 04.04.2013 по делу N А44-2915/2012).

Аналогичные выводы содержатся в Постановлении ФАС СЗО от 16.05.2013 по делу N А44-5065/2012.

Подводя итог, следует отметить, что большая часть споров, по которым заявлялись доводы абонентов о ненадлежащем качестве поставляемых коммунальных ресурсов энергоснабжающими организациями, разрешается судами в пользу последних. Суды критически оценивают документы, представляемые потребителями (абонентами) в обоснование факта поставки коммунального ресурса ненадлежащего качества, поскольку такие доказательства в подавляющем большинстве случаев не соответствуют требованиям норм действующего законодательства.

About the Author

rusland.1979
ООО «СтандартКонсалтинг» создана с целью эффективного и оперативного разрешения социальных вопросов своих Контрагентов. ООО «СтандартКонсалтинг» -это Ваш надежный и эффективный сегодня партнер на арендном рынке жилой недвижимости. В отличии от риэлторских организаций на территории России ООО «СтандартКонсалтинг» с целью субаренды и ТОЛЬКО (!!!) для своих контрагентов: самостоятельно арендует у собственников различные жилые помещения; за счет своих собственных средств оплачивает их; несет полную материальную ответственность по обязательствам своих контрагентов; осуществляет страхование имущества собственника; производит капитальный или косметический ремонт в арендованных жилых помещениях и принимает на себя целиком всю нагрузку, связанную с налогообложением по обязательствам собственника.

Be the first to comment on "СПОРЫ, СВЯЗАННЫЕ С РАСЧЕТАМИ ПО ОПЛАТЕ КОММУНАЛЬНЫХ УСЛУГ НЕНАДЛЕЖАЩЕГО КАЧЕСТВА"

Leave a comment